Исследования теорий национализма (Nationalities studies) позволяют рассмотреть вопросы и процессы, связанные с такими понятиями как идентичность, коллективное воображение, нация, национальная идея и патриотизм – элементами, которые приобрели новый политический смысл в нашей повседневности.

Курс разработан для ознакомление с классическими теориями национализма, начиная от критического модернистского подхода (Эрнест Геллнер), конструктивизма (Бенедикт Андерсон), этнического символизма (Энтони Смит) и культурного национализма (Джон Хатчинсон) до критического подхода Роджерса Брубейкера, который поставил под вопрос повестку и задачи исследований национализма, сфокусировав внимание на практиках социальных групп.

Через исторические примеры национального строительства в Центральной и Восточной Европе, мы попытаемся разобраться, в чем заключается разница в теоретических подходах и почему термины «нация» и «национальная идентичность» становятся частью исторических процессов и политической борьбы. Главный акцент курса будет поставлен на применение теоретических знаний и исследований национализма в современном политическом контексте.

Мы будем работать с примерами и практиками построения национальных идей и конструирования национальных границ через сравнительный анализ политических ритуалов, праздников, спортивных событий в Европе и в ее части, Беларуси. Мы попытаемся ответить на вопрос, каким образом этно-символические атрибуты (язык, символы, история, границы и память) воображаемых сообществ могут наполняться эмоциональной силой.


Цель курса – дать представление об основных тенденциях, которые начали формироваться в конце XIX века и продолжают определять нашу жизнь сегодня.

Долгий ХХ век – это период, когда ключевые ценности западной цивилизации, оформившиеся в эпоху Просвещения, подвергались суровой критике со стороны религиозных мыслителей, интеллектуалов, борцов за социальную справедливость. А осознание этнического и культурного разнообразия мира, пришедшее вместе с глобализацией, привело к пониманию того, что то, что кажется главным в одном масштабе, может стать деталью в другом и полностью исчезнуть в третьем.

История XX века представляет собой пеструю картину, полную противоречий и неопределенностей. Перспективы политической эволюции определила демократия – «эталон» политической жизни, на который ориентировалось подавляющее большинство стран. Но почему в XX веке наряду с явным прогрессом демократических ценностей возникли тоталитарные режимы? Каким образом в периоды кризисов формируются новые возможности? И почему тирания может привести к свободе, а интеграция и взаимозависимость – к разделению людей на новых основаниях?

Рассуждая об этих вопросах, мы постараемся понять, как полная уверенность капиталистов в капитализме, империалистов в колониализме, социалистов в социализме, националистов в необходимости создания национальных государств в этнических границах сменилась отсутствием уверенности в том, как следует решать проблемы, возникающие сегодня.


В 1971 году Линда Нохлин, исследовательница истории искусства, озадачилась вопросом «Почему не было великих художниц?» (2005), и тем самым актуализировала гендерную проблематику не только в искусстве, но и в истории. Исследовательница констатирует, что отсутствие женщин в истории искусства есть факт, но более важным является вопрос о том, как институциональное устройство, доступ к образованию, специфика репрезентации не способствуют их появлению. Каждый исторический факт есть конгломерат из социокультурных обстоятельств и порядков, определяющих гегемонию одних дискурсов, репрезентаций и исключение / умалчивание других. За вопросом о том, почему так мало женщин в истории, стоит масса других вопросов о «природе» самой исторической науки, исторических источников и роли общественного устройства, социокультурного контекста в их формировании. Все это предопределяет специфику репрезентации исторических событий.


Современные гендерные исследовательницы (Н.Пушкарева; Дж. Скотт; И.Чикалова; И. Юкина) доказывают, что традиционные учебники и научные издания по истории не учитывали и продолжают не учитывать вклад женщин в развитие мировой цивилизации. Исторические труды освещают военную, экономическую, политическую историю, игнорируя социальную историю, что приводит к исключению из картины исторического прошлого титанической работы женщин по охране, поддержанию и воспроизводству жизни. Их деятельность недооценивается, не воспринимается как общественно-значимая, а воспринимается как личная, семейная, приватная, частная и потому малозначимая.


Цель данного курса заключается в ознакомлении с критическим гендерным подходом к истории. Гендерный подход к истории подымает вопросы о том, как именно выстраивается историческое повествование, какое место в нем занимают те или иные персонажи, какие темы озвучиваются, а какие – замалчиваются, что считается важным «историческим событием», а что определяется как нерелевантное.